Наверх
Меню
Меню

Мои лоты

Артур Грелль

Рейтинг:
(181)
Рейтинг по сделкам:
+0 -0
Дата рождения
01/01/1915
Регион:
Украина, Киев
Все лоты пользователя
Подписаться
Тип записи
Категории
Дата публикации
Тег

Недавно разгребая большие стопки альбомов и каталогов, задержал взгляд на большом добротно сделанном альбоме, богатым иллюстративным материалом. Сегодня его уже не найти на полках киевских книжных магазинов. «Декоративное искусство Украины конца ХХ века» 2002 года (1). Издание охватывает на момент публикации весь период развития декоративного искусства независимой Украины. Тяжесть альбома греет и руки, и душу. «Произведения, представленные в нем, разные по своей значимости, и посему истории и времени надо будет отдать должное в дальнейшей расстановке акцентов и оценок». – Так писалось тогда, больше десяти лет назад. Теперь держа вновь этот альбом, можно, листая, отметить изменения и расставить акценты. Кажется, что альбом не утратил своего значения. А уж на тот момент альбом воистину был уникальным и лучшим в своем роде. Действительно было приятно вновь взять этот альбом в руки. Вспомнить. Поразмышлять о судьбах, истории, именах. А тогда это было нечто в издательском деле. Я бы даже сказал, что этим изданием было положено начало появления в независимой Украине толстых альбомов-каталогов по искусству. Может еще помнят годы 2003-й, 2004-й – появление толстого журнала «Українське мистецтво», альбома «Национальный союз художников Украины». Появившиеся журналы исчезали спустя год – два. Потом появлялись новые. И вновь исчезали. Увы, чего-то постоянного, действительно независимого в качестве арт-площадки для независимой арткритики в независимой Украине не появилось и поныне. Дух корпоративности, если не прямой ангажированности, оказался сильнее. Впрочем, когда дело идет о современном искусстве в самом широком смысле этого слова, то говорить о какой-то объективности, неангажированности не приходится. Если идти еще дальше, то не приходиться говорить об этом не только в Украине, но и вообще в мире. А если еще дальше по временной шкале назад, то не приходиться говорить об этом начиная еще с ХIХ века. Апофеоз агонии авторитетной независимой арткритики наступил окончательно где-то после Второй Мировой. Но вернемся к альбому «Декоративное искусство». Автором идеи издания, а позже и куратором выставки с одноименным названием выступила тогда ученый секретарь Украинской секции международной ассоциации арт-критиков AICA, а позже и президент, заслуженный деятель искусств, искусствовед Зоя Чегусова (2). Теория гласит, что в 90-е годы ХХ столетия из замкнутого пространства социалистического реализма, который не мог не влиять на все сферы творческой деятельности, случился выход в свободный теперь мир поисков различных идей и стилевых проявлений, которые соответствуют новым реалиям жизни. А раз уж я просматриваю альбом, то вспомню не только теорию, но и практику. Практика зд

Экспозиция представит работы большого формата украинского абстракциониста Тани Василенко в серии ее работ “Право на жизнь”. В этой серии автор стремится исследовать сугубо чувственную сторону личных восприятий резко изменяющейся и искажающейся действительности, и неизбежное спонтанное общественное влияние на это восприятие. Серия отображает процессы непроизвольной, принуждаемой реальностью массовой трансформации воспринимаемого: от исходного якобы нормального - к неким возникающим непредсказуемым состояниям, через чувства автора; в этой серии нет смысловых компонентов, сопутствующих отображаемой “чувственной части”, автор оставляет смысловую нагрузку за бортом - в окружающем мире, перенося оттуда на полотно “лишь чувства”. Серия исследует такие феномены, как взаимная подверженность передаче неких общих абстрактизированных “чувств о действительности” и, как часть этого – передача друг через друга новой “окраски мира”; феномен ее происхождения. И задается вопросом - какое место в этой передаче имеет тогда сам автор серии: возможно ли вообще некое индивидуальное “право на жизнь”, или жизнь предполагается только в рамках такой передачи?! Полотна Тани Василенко, представляющие эту серию на выставке, ярко эмоциональны; концептуальное исследование задач серии было важнейшим при ее создании, при этом творческая задача художественного характера здесь решена с очень высокой планкой. Сдержанная и часто строгая цветовая гамма, иная в каждой картине серии, несет сфокусированный чувственный посыл. Работы физически многослойны и имеют отчетливую фактурную составляющую, зачастую эти чувства - буквально “выпуклы”. Куратор выставки: Владислав Тузов Музей истории Киева, ул. Богдана Хмельницкого, 7. 6-18 декабря 2015 г.

Капитал есть капитал, и картины - часть его. Капитал инкорпорирует ценности старых форм жизни и «не важно, покупает он их при этом в качестве декорации или источника удовольствия либо устраняет их таким образом как препятствия» (1). Диалектика предметов антиквариата такова: «старая вещь “выживает”, если подвергается капитализации» (2). Лоренцо Великолепный наверное погрузился бы в депрессию услышав подобное. Но увы, мы живем в ином мире. В 2000-х интерес к живописи соцреализма в Украине возрастал постоянно и не сказать, что медленно. Сегодня вопросов по этому поводу даже и не возникает. Одобрено. Утверждено. Капитализировано. Что есть лучшее подтверждение интереса. Удивительно, но если чуть-чуть отмотать ленту жизни назад, то можно вспомнить, что ситуация была совершенно иная. В преддверии и после развала СССР  слова «реализм», «Маркс», «социализм» и все, что с ними было связано, стали выражением дурного вкуса и практически синонимами ретроградства и консервативности в негативном смысле этого слова. Феномен такого подхода, к несчастью, распространился и на реалистическую живопись, вне зависимости от собственно художественных критериев.  Столпы реалистического искусства утратили свой авторитет с распадом СССР. Портреты Маркса, жанровые дородные комсомолки, мужики с веслами и просто хорошо сделанные пейзажи пребывали в полнейшей арт-заброшенности. А уж стоили сущие гроши. И только дальновидные дилеры еще могли держать нос по ветру в собирательстве на далекую перспективу. Да, сумасшедшие 90-е. Гельман, роскошная выставка работ Дали в Пушкинском, акции Кулика, поток новых имен, пошлости из трёх букв на Красной площади, безумный китчевый церковный новодел, нелепая перестройка Майдана и много всего нового, скандального и маловразумительного. Уж какой тут реализм, тем более социалистический. Марксисты и специалисты по диамату в обязательном порядке спешили откреститься от «лжеучения» дабы вещать о том, что сознание определяет бытие или что идея предстоит материи. Кафедры меняли названия. Те, кто в 70-е посвящал себя делу воспевания товарища Дзержинского в литературе, надел теплый свитер либерализма и прогрессизма. Демократизация позволяла выступать новых нет-нет-не-марксистов, с жаром теперь отстаивающих крайнюю - в условной дихотомии самого же ленинского марксизма - сторону идеализма, что, по сути, выглядело как какой-то, простите, идиотизм. Члены ЦК КПСС становились олигархами. Молодежь бунтовала, сама, впадая в крайности, против патриархов реализма и фигуративной живописи вообще под давлением западных веяний, добиваясь их смещения. Все повально начали изучать деконструктивизм, постструктурализм постмодернистского толка. “Смерть автора” (3) не оставляла место махровому реализму без намека на гипертекстуальность и повальное цитирова

Недавно в Киеве состоялся литературный вечер в чешской ресторации “Старомак”. Вечер был посвящен выходу новой книги киевского писателя Сергия Грабаря «Ритуал» и иллюстрациями художника Ольги Акаси. Издательство «Ярославів Вал». Немногим позже в книжном магазине “Є” состоялась еще одна презентация и разговор на литературные темы. Книга также была представлена во время форума издателей во Львове и Славутиче. Сергий Грабар, Артур Грелль, художник Давид Шарашидзе, генерал Богдан Пилыпив, заслуженная артистка Украины Валентина Донченко-Бутковская, художник Ольга Акаси Много лет тому назад в дикие постструктуралистские 90-е в среде интеллектуалов, да и просто читающей публики в моде была концепция “смерти автора”. Чуть не каждый пятый текст (конечно преувеличиваем) не мог обойти стороной эту будоражащую идею. Не будем о ней сейчас распространяться. По умолчанию, читающей публике она знакома. Иначе можно побеспокоить энциклопедии или обратиться к первоисточнику. Концепция, спору нет, останется и поныне в чуланчике идей и мыслей. Но мода на нее как на брюки фасона клёш или Курицына прошла, оставив разве только академическим исследователям лазать по полкам этого чуланчика. “Смерть” немножко отменилась. “Автор” оказался радикально живуч назло всем Роланам Бартам. Речь, конечно, идет об авторах, писателях, мыслителях, а не вообще о пишущих или печатающих. Пишущих сегодня - в блогах, сетях и вообще где не попадя - очень много. И каждый автор, конечно, есть человек с пером (клавиатурой) в руке. Но не каждый пишущий/печатающий есть автор. Следовало бы вообще вспомнить этимологию латинского слова “auctor”, чтобы отделять одних от других в эпоху всеобщей грамотности. Прекрасное эссе в свое время посвятил этой теме испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет. Так что смертию “смерть автора” поправ, auctor и поныне пребывает в здравии. Вернемся же к автору книги “Ритуал”. Сергий Грабар – украинский поэт, писатель, переводчик. Автор двух десятков книг. Его произведения переведены на 15 языков мира. Сергий Грабар - путешественник. Сергий Грабар - продюсер международного джазового фестиваля “Єдність“. Дебютировал тремя сборниками поэзии, писал киносценарии, но главная литературная тропа автора – это новелла. Сергий Грабар – в прошлом – экскурсовод Киевско-Печерской лавры. Сергий Грабар – лауреат литературных премий. Сергий Грабар – администратор крупной общественной организации. Происходи

В четверг, 5 ноября 2015 года в киевском книжном магазине “Є” состоится презентация книги украинского писателя Сергея Грабаря “Ритуал”.  Возможно будут горячие дискуссии. Царство дискурса. Но дешевого сиюминутного эпатажа не ожидается. Серьезная литература, стиль и сталь слова – китча и скандала не предполагают. Настоящие слова произносятся тихо. Участие примут Юрій Щербак, Павло Мовчан, Валерій Гужва, Петро Перебийніс, Любов Голота, Дмитро Дроздовський, Дмитро Чистяк. Ведущие презентации - автор предисловия к «Ритуалу» Михайло Слабошпицький и Павло Щириця.  Объемный томик избранной прозы – этюды, новеллы, рассказы – очень качественное издание с иллюстрациями киевского художника Ольги Акаси. Эта не первая встреча читающей публики, посвященный выходу новой книги Сергея Грабаря. Совсем недавно состоялся литературный вечер с одноименным названием, но в несколько ином формате. Но об этом и более подробно, равно как и о самой книге и ее авторе в следующей статье. Презентация состоится 5 ноября в 18:00  в магазине “Є” (ул. Лисенка, 3). Вход свободный. 

Недавно в Киеве случилась выставка Владимира Радько. Увы, не получилось поприсутствовать вблизи произведений мастера. Однако работы художника известны и ценимы. Определенно вспоминается одна галерея на Андреевском, где были представлены работы Владимира Радько. Было это давно. Очень давно. Десятки галерей появились с тех пор – и исчезли. А художник Радько все только молодеет. Закрывать физические локации – удел маркированных пространств. Художник закрыться не может, ежели настоящий. Даже если бы и захотел. Итак, на последней выставке автора побывать не удалось. Но есть те рыцари кисти и холста, относительно которых и не нужен информационный повод, чтобы о них писать, ибо они из тех самых, свободных и, к счастью, не исчезающих в конъюнктурных чикагских или же киевских дебрях. Поскольку повод не нужен, то позволим себе вспомнить другую его персональную, не последнюю по времени выставку. Нам – одной деталью – она кажется значимой. А именно. Все картины Владимира Радько в галерее были выставлены в самом обнаженном виде. Отсутствовали какие-либо информационные материалы о художнике, о выставке, о живописи художника. Рядом с картинами – ни вам не даты создания, не названия, не имени автора. Стены галереи и картины в рамах. Всё.  Грешный делом можно было дойти до допущения устроенной некоей сверх-конспиративной акции а-ля «Анти-Гройс», мол, сбросим контекст искусства в Днепр, долой кураторские концептуальные костыли. Была такая мысль. А времечко-то было архизашоренное. - Все артдеятели грезили и руководствовались исключительно принципом «трёх К»: контекстуальное, концептуальное, кураторское. Словом, германцам оно понятно. Постсоветам с большим трудом, но тем не менее. Персональная выставка Радько – так как она организована замечательными галеристами (по мудрому знанию или мудрому же незнанию) – вроде бы как презрительно отмахивалась от чаяний чуть не гуру современного искусства а-ля Бенито Гройс Гельман Олива и прочих многих, утверждающих сладким хором синтезатора, что «картины нуждаются хотя бы в текстовом бикини в форме подписи с именем художника и названием» (хоть и этого маловато будет), и вне контекста смотрятся сии картины совершенно голыми. А то и просто не существующими (аки палестницы), ибо не маркированы как товар на прилавк

Поезія - це спів означуваного (Жан Коен) Якщо ви любите приватну міфологію, якщо хочете проникнути у внутрішній світ художника, відійти від буденщини, якщо вірите, що «в художньому творі ми не повинні обмежуватися питаннями «правильно чи неправильно», а «вивчати проекцію дійсності»; якщо згодні, що мистецтво знову повинне стати яскравим, переконливим, виразним, неповторним, і якщо впевнені, що для цього мистецтву потрібно знову «долучитися до міфологічної традиції й відмовитися від завдань відтворення реальності», то Володимир Подлевський - Ваш художник. Дивлячись на його картини, Ви зможете відчути звільнення від оков реального світу й злетіти.  Почути «у глибині лабіринту душі» мелодію - то тихий голос скрипки, то медитативні наспіви сякухачи, то переливи кото, то виразність григоріанських пісень. Ви зможете, проникнувши в картини художника, побачити розімлілі на південному  сонці кримські  будиночки, повиті сивими легендами канали  Венеції і древній Самарканд, що виблискує казковим мозаїчними  візерунками, і Флорентійський собор у мареві світанкового міста. Весь світ - на долоні художника. І як найбільший скарб - алхімічне золото, витворене  серцем і рукою майстра. ​​​                                       Дивлячись на його картини, Ви зможете відчут

Что у нас в избытке? — Ерничание, ирония, стёб. Пафосного отрицания пафоса. Стыдливого игнорирования возвышенного. Чего нам не хватает? — Восхищения. Настоящего по-философски осмысленного восхищения, возведенного в мастерство видения, в мастерство видения-узнавания, в мастерство видения-узнавания-делания. Не хватает восхищения как внутреннего принципа работы в себе. Открытых ртов, хихиканья и глазения на очередную выходку эпигонов N или М – не о этом же речь. Ключевым пониманием восхищения, возведенной в ранг философской катетории, являются слова Габриэля Марселя, написанные и прожитые им в «Опыте конкретной философии»: «Восхищение – это активное отрицание некоей внутренней инерции… оно может мыслится не только как порыв, но и как вторжение (глагол «inonder» - наводнять, заполнять). Подобное вторжение может осуществляться только в душе такого существа, которое не образует замкнутую в себе самой герметическую систему, куда не может проникнуть ничто новое» (Опыт конкретной философии. Марсель Г. М.2004. С. 39).   А. Анд. "Древняя Русь". Триптих. 200х512. Энкаустика, холст, масло. Хосе Ортега-и-Гассет в своем эссе «Искусство в настоящем и прошлом» писал: «Только  люди,  не обладающие утонченной способностью проникаться  вещами, могут думать,  будто они в состоянии  без особых  затруднений  понимать  художественные  творения». Проникаться объектом, восхищаться чем-то – это еще надо уметь, этому необходимо учиться. А кто учителя? И каковы ученики? Да каков современный зритель, ценитель, коллекционер? Восхищение – характеристика человека. Животное – не восхищается. Животное не живет ни прошлым ни будущем, чуждое исторического сознания, которое и лежит в основе воображения, восхищения и многих иных собственно человеческих свойств и дел. О внедряющейся в сознания художника и зрителя формула «здесь и сейчас» можно сказать: она базируется на животном начале, вне исторического сознания. Что и понятно - общество спектакля, биологический и культурный гедонизм. А. Анд. "Предсказание судьбы". Первая часть. "Волхв зари". Авторская техника. Чтобы восхищаться, надо иметь вкус. А с этим в мире опять же большие проблемы. Вкус – он ведь на выходе, ему предшествует труд. А генонист чурается усилий, для него герой-образец – Ванька-дурак. Такому довольно всяческих

Мастерская – пространство рождения искусства. Пафосно и возвышенно. Мастерская – место работы художника. Труд, попытки, удачи и неудачи, а то и alma mater-ные словечки, может быть, иной раз. Мастерская – перекрёсток сакрального и профанного. С доминирующей фигурой хозяина места, места-тайны, где нет места непосвященным. Перекрёсток идеального и реального – представлений, идеалов, воображения, замыслов и – труда, веера кистей, которые с необходимой обыденностью приходиться отдраивать каждый день, запаха красок, масла и уайт-спирита, гора тряпочек и прочий странный хлам. Без которого никак.  Мастерская – это также и убежище, место неприкосновенное, современный личный axis mundi,  крепость посреди дремучих информационных джунглей внешнего мира, где много-много диких потоков и прочих шумных существ и механизмов. Мастерская – приют и защита от многоканального агрессивного вторжения извне. Вторжение, повсеместная интоксикация современностью часто толкает человека в укрытие, к мифу, художника – к миру холста, к чистому цвету, да хоть к черту, но подальше от конкретики, определенности, однозначности, информативности. Что понятно и объяснимо. В ХХ-XXI веке желание частной мифологии наблюдается повсюду. Это происходит несмотря и даже вопреки тому, что, казалось бы, разрушены все старые мифы, «идолы театра и разума». Тщетный труд философствующих умников. Просто разрушили для того чтобы настроить новых. Нет человека без иллюзии. Человек – существо мифологическое, мифотворящее. Человек хочет быть «одетым в кожу бога». Мастерская – место, где человек может осуществить это. По крайней мере, попробовать влезть в божественное нутро с тем, чтобы написать свой миф и свой мир. В конце концов, всё – майя. Но бог, как известно, молчит. Приходиться самому исполнять его функции. Говорят [точнее - бартоврят], что и «автор мёртв», но мы не верим. Автор жив, автор развивается, автор улыбается, плачет и что-то шепчет про высокое, возвышенное, сакральное, шепчет, даже если уже никто не верит. Но автор верит. Перестанет верить – перестанет быть автором.

Все произведения современного киевского художника Ольги Акаси от графических листов и полотен в авторской технике “белой живописи” до философских образов Макиавелли, Паскаля, Боэция или заказных портретов объединены общей направленностью: «Быть Мастером». Акаси – художник, обращающийся к традициям и техникам эпохи Возрождения, в частности сложнейшему живописному приему сфумато. При этом движение автора направлено «не назад в прошлое», но «назад в будущее». Её кисть далека от всякого подражательства и псевдоакадемического кича. Ее картины – реинкарнация живописных традиций, в буквальном смысле Rinascimento (итал. «заново рожденный») авторского перфекционизма. ГД: Ваше основное направление в живописи – портрет. Чем это обусловлено творчески? О. Акаси: Я вижу человека через его образ, а портрет через образ. Это интересно – создавать человека, увековечивать его на полотне. Мой интерес к портрету - это не школа, не специализация, хотя без умения здесь делать нечего, но прежде всего это глубокий интерес к человеку в искусстве, к проблеме под именем «человек», ко всему жизненному и дающему жизнь. ГД: Как Вы в своей работе сочетаете современность и традиции, в которых работаете? О. Акаси: Чтобы быть современным, надо следовать античности. Это старая формула, но мне она кажется верной, а сегодня, когда традиции, не только в живописи, отходят на второй план, еще и очень актуальной. Смотреть надо вперед, но с уважением относиться к предкам. ГД: Чем отличается художник Ольга Акаси от других современных художников?\ О. Акаси: Мой козырь – портрет. Сегодня мало пишут портретов в старом благородном значении этого жанра искусства, в том числе и заказных портретов на высоком уровне. Это требует от художника много усилий, времени и затрат для заказчика. Я много раз слышала от людей, что каким-то художником написанный портрет этого человека теперь валяется где-то в кладовке. Почему? Сделан на скорую руку, или просто по фотографии, или без души, или без умения, или, как правило, все сразу. Просто и доступно каждому.

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
Проверочный код *
Восстановить пароль
Для восстановления пароля введите адрес электронной почты, указанный Вами при регистрации. Вам будет отправлено письмо с дальнейшими рекомендациями.
Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону: 044-331-51-21
Авторизация
Регистрация
* Обязательно для регистрации на ресурсе
** Обязательно для выставления лотов
Пароль должен иметь длину не менее шести знаков; содержать комбинацию как минимум из трех указанных ниже знаков: прописные буквы, строчные буквы, цифры, знаки препинания; не должен содержать имени пользователя или экранного имени.
Проверочный код
правила ресурса *
условия аукциона **